– Добре, діду, помирай, – погодився онук, – Тільки ось помреш, люди прийдуть ховати тебе, а двір у суцільному бардаку. Соромно ж. Порядок наведемо, грядки вкопаємо та й тоді помирай. – А грядки навіщо? – здивувався дід Мирон. – Як навіщо? Посадити цибулю і таке інше. Ти що не знаєш, як у магазинах все дорого? Поховаємо тебе, треба поминати? Якщо все з міста тягнути, жодних грошей не вистачить. Ось насадимо, виростимо і тоді давай із Богом …

історії, історії,політика,рецепти,світ

Дед Мирон зажег поминальную свечу у фотографии жены, присел на табурет и тяжело вздохнул.

“Вот, Танюша, неделю назад прошел сороковой день. Плохо мне без тебя.” – С горечью подумал он. – “Пора мне в след за тобой. Что мне здесь делать? Дети взрослые. У них своя жизнь. Я им только в тягость. Ничего меня здесь не держит. Из хозяйства осталась одна курица, да и то старая, даже в суп не годится. Я ее к соседу снесу. Лето началось, тепло. Хоронить меня легче будет.”

Его раздумья прервал телефонный звонок. Недовольно он взял трубку. Звонила дочь.

– Пап, завтра к тебе Сережа приедет. У него каникулы. Мальчик большой, четырнадцать лет. По хозяйству поможет. Мы вас навещать будем. Так что встречай.

– Дочь, – стушевался от неожиданной новости старик, – Я, наверное, не справлюсь. У меня планы другие.

– Пап, он уже в поезде. Мы заняты. Очень нужна твоя помощь. Присмотри за ним. – Категорично заявила дочка. – Возражения не принимаются. Завтра встречай. На связи.

Дед Мирон покачал головой, залез в заначку и отправился в магазин. Внука кормить надо.

В первый день приезда, Сергей оглядел небольшое, осиротевшее хозяйство деда и удивился.

– Дедуль, что у тебя двор такой заросший? Сплошной бурьян, рухлядь везде разбросана?

– Да бабуля твоя долго болела, потом ушла. А сейчас, – дед махнул рукой, – Кому это надо? Помру я скоро. Одиноко ей без меня.

– Ладно, дед, помирай, – согласился с ним внук, – Только вот помрешь, люди придут хоронить тебя, а двор в сплошном бардаке. Стыдно же. Порядок наведем, грядки вскопаем и помирай.

– А грядки зачем? – Удивился дед Мирон.

– Как зачем? Посадить лук и все такое. Ты что не знаешь, как в магазинах все дорого? Похороним тебя, поминать надо? Если все из города тащить, никаких денег не хватит. Вот насажаем, вырастим и давай с богом.

Дед Мирон призадумался, почесал затылок. Внук был прав. Вводить детей в лишние расходы не хотелось. Делать нечего, надо немного подождать.

Работа закипела. Через неделю двор был убран и огород приведен в порядок. Но случилось непредвиденное. Сережа заболел. Дед Мирон всполошился.

– Дедушка, очень супчика куриного, домашнего хочется, – тихо прошептал внук, – Он силу придает. Вот поем и выздоравливать буду.

– Да нет у меня птицы. Одна курица старая осталась. Да какой из нее суп? – Растерялся старик.

– А ты к соседу сходи, я с ним договорился, – чуть не выдал себя Сережа, – Он обещал десяток кур и одного петуха тебе подогнать. Кстати, у него и коза есть. Мне бы молочка козьего попить надо. Очень оно целебное.

Сережа поправился быстро. Свежие продукты помогли.

Через неделю дед забеспокоился.

– Вот помру, куда скотину девать?

– Соседу отдашь, не проблема, – хохотнул внук.

К вечеру Сережа приволок маленького и страшненького щенка. 

 Болезненный какой-то, шелудивый. – Произнес дед Мирон, разглядывая нового жильца. – И что с ним будет когда помру?

– Не бойся, дедуль, – быстро нашелся Сережа, – Вылечим, откормим его. Потом пусть бегает по деревне. Добрые люди голодным не оставят.

Щенок был очень слабым. Пришлось его выхаживать, вставать и кормить даже ночью. По очереди дед Мирон и Сережа ухаживали за заморышем. Выходили. Щенок окреп, бегал по двору, гонял кур и, с радостным лаем, встречал хозяев. Жизнь с ним стала веселее.

К концу лета приехала дочка. Помогла собрать урожай. Все сложили на хранение, сделали запасы.

Как-то перед отъездом притащила беременную кошку.

– Ты зачем мне ее принесла? Она окотится скоро. Что я с ними буду делать? – Возмутился дед Мирон.

– Ну, пап. Не бросать же ее, в самом деле. Помнишь, как мама кошек любила? У вас всегда две кошки жили. Они мышей в сарае ловили. – Возразила дочка. – Мы с Сережей уедем, ему в школу пора. На осенние каникулы он тебя навестит, котята подрастут. Мы их по соседям раздадим.

Лето пролетело быстро. Дед Мирон проводил родню, всплакнул немного на прощание. Подошел к фотографии жены, зажег поминальную свечу и сел на табурет.

– Знаешь, Танюш, – обратился он к жене, – Ты не обижайся, но не могу я сейчас к тебе. Надо повременить немного. Вот Сережа скоро приедет. Да и кур кто кормить будет? Сосед своих всякой гадостью кормит, а я отборной пшеницей. Видела бы ты какие они яйца несут, загляденье. Ни у кого таких нет.

Дед Мирон выглянул в окно. Возле калитки лежал подросший щенок.

– Собака у меня появилась. Я ее лечил, вымахала кобылятина. Куда ее девать? Жалко же. Без меня пропадет. – Продолжил он. – Сережа наш болеет. Ему козье молоко очень помогает. Вот думаю козу у соседей купить. Приедет, подлечится.

Дед Мирон прислушался. Из комнаты послышалось мяуканье кошки.

– Тань, кажется началось. Пойду, посмотреть надо. Вдруг котенка задавит. Вот напасть. Что мне с ними делать? – Старик, шаркая ногами, побрел в комнату. – Вот напасть. Ой, уже двое.

Дед Мирон присел напротив кошки. Взял в руки котят и, улыбаясь от радости, сунул их под живот к матери.

 Ешьте, вам надо сил набираться. Подрастете, мышей ловить будете.

Джерело

Залишити відповідь